Интервью | Прийт Мюрк: я не провожу четкой линии между фотоискусством и фотожурналистикой

Фотограф ERR Прийт Мюрк рассказал в интервью Wonderuum о том, какой снимок можно считать удачным, есть ли в фотожурналистике место для творчества и почему перед съемкой иногда полезно занижать свои ожидания.

– Когда ты почувствовал, что фотография – это именно то, чем ты хочешь заниматься?

Я думаю, что интерес к фотографии у меня появился в средней школе, в лет 15, когда я закончил художественную школу. С живописью у меня было так себе, но я очень хотел что-то создавать, и камера в этом плане – идеальный инструмент. Свой первый фотоаппарат я получил на выпускной в девятом классе, конечно же не такой, как хотел, но всё было очень празднично. Так это стало моим хобби. Серьезно фотографией я занялся во время учебы в Тартуском университете – началось всё со студенческой газеты, дальше последовала летняя практика в местном Postimees и сотрудничество с театром Ванемуйне. В 2015 году я перебрался в Таллинн, где работал в Delfi и Müürileht, а затем началась моя история с ERR.

– Значит тебя изначально не интересовала художественная фотография – сразу в центр событий?

Если рассуждать, то выбор был сделан скорее с практической точки зрения, но я изначально больше стремился заниматься документальной фотографией, нежели становится художником. Хотя, если честно, то я не провожу четкой линии между фотоискусством и фотожурналистикой.

– Значит здесь тоже есть место для творчества?

Иногда съемке предшествует своеобразный мыслительный процесс. Это круто, когда нейроны начинают так работать (смеется). Ты можешь думать и во время съемки, но всё же важнейший этап – это сортировка отснятого материала. Здесь имеет огромное значение, какие именно фотографии ты отбираешь, как ты их обрабатываешь и так далее. Это можно сравнить с тем, как при написании текста слова складываются в предложения.

– А что делает хорошую репортажную фотографию хорошей?
 
Это скорее совокупность факторов. Для начала, у тебя должен быть хороший новостной повод – это главное. Дальше всё зависит от того, как ты подойдешь к теме. Всегда присутствует и некий элемент удачи. Например, хороший свет. Важную роль играет обстановка и то, насколько мобильным ты можешь быть во время съемки. И я думаю, что хорошей репортажной фотографией можно назвать тот снимок, который говорит сам за себя. 
 
– Если рассматривать современную эстонскую фотожурналистку в мировом контексте, то складывается ощущение, что в целом она у нас не таком уж высоком уровне, что думаешь?
 
Наших фотографов точно нельзя назвать слабыми. Здесь нужно учитывать среду в которой мы работаем – постоянную спешку, финансовые вопросы. У нас нет возможности работать над проектами, которые требуют много времени и усилий. В Эстонии невозможно услышать что-то в роде “занимайся историей месяцами, мы тебе заплатим”, для такого рода фотожурналистики у нас условий не существует. Это и в глобальном смысле сходит на нет. Осталось не так много фотоагенств, которые могут это себе позволить. 
 
– А что-то меняет тот факт, что сейчас почти у каждого в кармане хорошая камера? Не обесценивает ли это работу профессиональных фотографов?
 
Я думаю, что демократизация фотографии – это даже хорошо. Большую опасность скорее представляет собой искусственный интеллект – мы все видели работы, которые создаются с помощью AI. Хотя я думаю, это приведет к тому, что со временем “настоящие” фотографии будут цениться больше, чем сейчас. 
 

– Тебе нужно бывать в самых различных местах. Была ли такая съемка, которая вызвала у тебя чувство сильнейшего дискомфорта?

– Иногда нам нужно снимать на похоронах. В некоторых случаях мне казалось, что лучше бы меня там не было.

– Кто из фотографов повлиял на тебя больше всего? Роберт Капа? Картье-Брессон? (смеется)

Интересно, что на меня больше всего повлияли не классики фотожурнализма, а скорее уличные фотографы – Гарри Виногранд, Роберт Франк, Йозеф Куделка…

– Ты ведь тоже занимаешься уличной фотографией?

Уже не так часто, но бывает.

– Хотя с одной стороны съемка фотожурналистика тоже включает в себя элементы уличной фотографии…

Да, иногда границы просто смываются. Например, редактор отправляет меня сделать репортаж о том, как люди страдают на перекопанных дорогах Таллинна – это чистой воды уличная фотография.

– А как влияет тот факт, что ты не можешь сам выбрать, что именно снимать? Не делает ли это работу на новостном портале скучной?

Мы не можем выбирать себе родственников, но можем проявлять искренний интерес в общении с ними. Здесь то же самое. Иногда у меня вообще нет никаких ожиданий от съемки – я просто иду на место и всё. И интересно, что в условиях заниженных ожиданий у меня получаются лучшие снимки. Это звучит противоречиво, но очень хорошо работает.

– Значит, твой совет “занижайте свои ожидания”?

Да (смеется). Понятно, что есть какая-то своя иерархия интересных тем или обстоятельств. Например, большие спортивные соревнования или важные политические события. Но иногда съемка на деревенской ярмарке может быть более захватывающей, чем Олимпийские игры.

Статья была написана при финансовой поддержке фонда Päevaleht “Kaleva”.
Сделайте свой вклад в развитие проекта:

Последние публикации

Tallinn Music Week | Анкета: Duo Ruut

Исполняющий традиционную музыку дуэт Duo Ruut – это две хорошие подруги с разным музыкальным бэкграундом и

Tallinn Music Week | Анкета: HUNT

В рубрике “Анкета” мы будем знакомиться с разными представителями эстонского искусства, а начнем серию публикаций с