05/01/2022

“Отражая человека”: легенды мировой фотографии Брассаи, Кертес, Мохой-Надь и Мункачи

В Центре документальной фотографии Юхана Кууса можно посетить выставку “Отражая человека: Роберт Капа и венгерские мастера – Брассаи, Кертес, Мохой-Надь, Мункачи”. В 1931 году журнал Modern Photography выпустил сборник “Сто лучших фотографий мира”. В него вошли восемь имен из Венгрии – это больше, чем представителей какой-либо другой страны. Имя основоположника военной фотожурналистики Роберта Капы знакомо многим, но как повлияли на последующие поколения представленные наряду с ним фотографы и каков был их жизненный путь – читайте в материале Wonderuum.

Андре Кертес (1894-1985) – один из крупнейших мастеров мировой фотографии. Создал свой неповторимый стиль и стал наставником для многих начинающих гениев.

Учился в будапештской Академии торговли, работал биржевым клерком. На первую зарплату купил первый фотоаппарат ICA Bebe и решил посвятить себя новому увлечению. Испытывал трудности с поиском работы в качестве фотографа, однако его снимки уже тогда были замечены мастерами и профессионалами своего дела. В 1922-м Кертес получил грант от Венгерской ассоциации фотографов и отправился на учебу во Францию.

Париж принес ему дружбу со многими художниками, писателями и кинорежиссерами авангарда. Молодой венгерский фотограф стал буквально летописцем жизни парижской богемы 20-х и 30-х годов. Его снимки появлялись в ведущих газетах и журналах Европы – Vu, The Times, Vogue, Harper’s Bazaar, Look, Frankfurter Illustrierte, Berliner Illustrierte, Nationale de Fiorenza, Sourire, UHU, Art et Medicine.

В 1936 году Кертес покинул любимый Париж и отправился в США, однако там его фотографии долгое время не имели никакого успеха. Редакторы журналов не могли понять эмоциональной составляющей снимков, а нечеткость и вовсе принимали за технический брак – Кертеса упрекали в отсутствии репортажности, иллюстративности.

Со временем он освоил цветную фотографию и начал активно участвовать в американских выставках – популярность начала расти. В 60-е годы нашелся архив его снимков раннего периода, который до этого считался пропавшим. Кертес начал публиковать вновь обретенные работы, параллельно создавая новые фотографии. В этот период к нему пришло всемирное признание.

Работы Кертеса отличаются изысканной простотой и выверенностью композиции, игрой природного света и тени, тумана и искусственного городского освещения, остраняющими ракурсами, съёмкой через стекло и другие преграды. Стиль его работ впоследствии переняли многие репортеры.

Кертес разработал собственную технику предварительного построения композиции. Она заключалась в том, чтобы заранее выбрать место в кадре, где должен был появиться нужный объект. И в тот момент, когда он там оказывался, фотограф нажимал на спуск. “Я не подстраиваюсь и не просчитываю, я наблюдаю какую-то сцену и знаю, что в ней и есть совершенство, даже если мне следует отойти, чтобы получить нужный свет. В моей работе доминирует мгновение. Я снимаю так, как ощущаю. Каждый может смотреть, но не каждый умеет видеть”, – говорил Кертес.

Брассаи (настоящее имя Дьюла Халас, 1899-1984) – классик уличной фотографии, художник, скульптор и журналист. Наиболее известен снимками ночного Парижа 30-х годов.

Учился в будапештской Академии художеств и Академической высшей школе в Берлине. В 1924 году переехал в главный культурный центр мира – Париж, где взял псевдоним Брассаи (по названию своего родного города, дословно переводится как “из Брассо”). Работал журналистом, занимался живописью, скульптурой и графикой.

В 1930 году, после знакомства с Андре Кертесом, начал фотографировать. Брассаи поставил себе нелегкую задачу – запечатлеть неповторимую атмосферу ночного города. Для этого с собой приходилось таскать тяжелый аппарат и штатив, выстраивать композицию вокруг доступного уличного освещения и постоянно экспериментировать с выдержкой и вспышкой. Писатель Генри Миллер называл Брассаи “глазом Парижа”. В 1933 году фотограф выпустил книгу “Ночной Париж”, которая имела невероятный успех.

В его объектив попадало как происходящее в модных заведениях, так и в опиумных притонах, сомнительных кабаках и борделях. Брассаи привлекали места, где размывалась граница между публичным и частным, где можно было уединиться у всех под носом. Через несколько лет после публикации “Ночного Парижа” Брассаи получил работу в солидном издании Harper’s Bazaar. Проститутки и пьяницы ушли в прошлое.

Брассаи был близким другом Пабло Пикассо, общался с Анри Матиссом и Сальвадором Дали. Работы фотографа печатались в главном издании сюрреалистов – журнале “Минотавр”, главным редактором которого был основоположник течения Андре Бретон.

С одной стороны может показаться, что фотографии Брассаи сугубо документальные – ничто не расплывается и не распадается, нет никаких странных или шокирующих сочетаний, ничто не свидетельствует о стремлении воссоздать пространство сновидения. Но в его творчестве несомненно присутствуют сюрреалистичные мотивы: зеркала как выход в другое измерение; отражение водной глади Сены, переворачивающее реальность вверх дном; придающие пространству глубину туманы.

“Моей единственной целью было выразить реальность, поскольку нет ничего более сюрреалистического, чем она сама. Если реальности не удается удивить нас, то только потому, что мы сами привыкли воспринимать ее как что-то обыденное”, – говорил Брассаи.

Мартин Мункачи (настоящее имя Мартон Мермельштейн, 1896-1963) – один из самых высокооплачиваемых фотографов своего времени. Во многом определил основные принципы современной фотожурналистики и фэшн-фотографии. Вдохновил таких мастеров, как Анри Картье-Брессон и Ричард Аведон.

В подростковом возрасте Мункачи перебрался в Будапешт. Работал художником и декоратором, писал стихи и пробовал себя в качестве актера-любителя. В итоге нашел себя в журналистике, иллюстрировал написанные материалы собственными фотографиями.

Помимо работы в газетах, занимался портретной съемкой и открыл несколько студий в Будапеште. В 1924-м серьезно взялся за спортивную фотографию. И в каком бы жанре ни работал Мункачи, движение всегда оставалось центральной темой его работ. Он старался создавать новаторские композиции и был одним из первых, кто сумел объединить журналистскую точность с эстетическими стандартами. На протяжении всей своей творческой карьеры Мункачи использовал громоздкую крупноформатную камеру. В основном снимал с рук, без использования штатива.

Уже в статусе известного репортера перебрался в Берлин, где работал в популярных изданиях. Прежде всего это был иллюстрированный журнал Berliner Illustrierte Zeitung, выходивший самым большим тиражом в мире – более миллиона экземпляров. С 1927 года Мункачи много путешествовал и работал в разных уголках всего мира.

В 1934 году, вскоре после прихода к власти Адольфа Гитлера, Мункачи покинул Берлин и эмигрировал в США. В Нью-Йорке он получил предложение от главного редактора Harper’s Bazaar Кармель Сноу попробовать себя в модной фотографии. Мункачи не только отлично справился с задачей, но и произвел революцию – именно он освободил жанр от студийных границ, а моделей – от фиксированных поз. Снимал в аэропортах, на улицах, в парках. Заставлял своих моделей бегать, прыгать и танцевать. Спонтанность и вместе с тем точная выверенность кадров сочетались в работах Мункачи с острым чувством формы и стиля.

На выставке также можно увидеть и снимок, повлиявший на легендарного французского фотожурналиста Анри Картье-Брессона – “Мальчики, бегущие к прибою на озере Танганьика”. “Я неожиданно понял, что с помощью фотографии можно зафиксировать бесконечность в одном моменте времени. И убедил меня именно этот снимок. В нем столько напряжения, столько непосредственности, столько радости жизни, столько сверхъестественности, что даже сегодня я не могу спокойно смотреть на него”, – вспоминал Картье-Брессон много лет спустя.

Ласло Мохой-Надь (настоящее имя Ласло Вайс, 1895-1946) – художник, теоретик фото- и киноискусства, преподаватель легендарного “Баухауза” и основатель американского отделения школы дизайна. Оказал влияние практически на все, что сейчас считается искусством XX века.

По окончании средней школы в Сегеде (третий по величине город в Венгрии) Мохой-Надь переехал в Будапешт, где изучал право. В 1915 году поступил на военную службу и был тяжело ранен в бою. Именно во время пребывания в госпитале он серьезно увлекся живописью и принял решение стать профессиональным художником.

В 1920 году Мохой-Надь отправился в Берлин. Тремя годами позже он начал преподавать в архитектурной и художественно-промышленной школе “Баухауз”. Мохой-Надь был не только был харизматичным учителем, но и помог разработать теоретическую программу и сформировать репутацию влиятельного учебного заведения. Школа “Баухауз” впоследствии стала главным идейным центром европейского функционализма. В 1937 году Мохой-Надь переехал в Чикаго, где основал собственную школу, которой руководил до самой смерти.

Фотографией художник заинтересовался уже в Берлине. Важное место в его творчестве занимали абстрактные фотограммы (созданные без использования камеры фотографические отпечатки). Под влиянием конструктивизма и дадаизма Мохой-Надь также создавал экспериментальные фотоколлажи. Фотография как отражение реальности не вызывала у него интереса. Он выступал и как противник единственного на тот момент художественного направления в фотографии – пикториализма.

В 1925 году Мохой-Надь выпустил книгу “Живопись, фотография, фильм”, в которой заявил о своем неприятии фотографов, изображавших мир субъективно. Свои же работы, а также работы других модернистов, он назвал “Новым видением”. Целью движения было объективное документирование мира – холистический подход, в котором полностью отсутствует любое отражение внутреннего мира фотографа.

Представленные на выставке фотографии относятся к периоду, когда Мохой-Надь экспериментировал с ракурсной съемкой – он часто снимал здания и людей с высокой или низкой точки зрения, в стиле Александра Родченко и русского авангарда. Игра теней, сопоставление позитивного и негативного изображения и неожиданное кадрирование – всё это можно увидеть на фотографиях венгерского художника.

Мохой-Надь отмечал, что манипулируя формальными элементами, такими как экспозиция и композиция, фотограф способен превратить обыденные вещи и образы в нечто сюрреалистическое или даже мистическое. Своими работами художник демонстрирует, что абстрактные фотографии необязательно являются искажением реальности, а скорее служат своеобразным приглашением переоценить наш способ видения.

Дополнительная информация

Выставка  “Отражая человека: Роберт Капа и венгерские мастера – Брассаи, Кертес, Мохой-Надь, Мункачи” открыта в Центре документальной фотографии Юхана Кууса до 23 января.

www.dokfoto.ee

Источники:
Hannu Vahtanen “Ungari Fotograafide Odüsseia”;
Розалинд Краусс “Фотографическое: опыт теории расхождений”;
Hauser & Wirth – László Moholy-Nagy: Proto-Conceptual Artist;
Guggenheim Museum – Moholy-Nagy and Photographic Processes;
Phillip Barcio “Abstraction in Photography of László Moholy-Nagy”, Ideelart;
“Behind the image: Moholy-Nagy’s archive”, 1854;
Сантана Преап “Пройдохи, проститутки и Пикассо: Ночной Париж Брассаи”, Bird in Flight;
The Art of Photography – Martin Munkácsi;
Андре Кертеш (Andre Kertesz), takephoto.ru.

Текст и фото с выставки: Владислава Снурникова

Сделайте свой вклад в развитие проекта:

Последние публикации

Гид от Wonderuum: фотовыставки в Таллинне

Ретроспектива одного из самых известных документалистов Эстонии, работы венгерских мастеров, геометрия в архитектуре Андреса Гальярдо, сюрреалистические