//

Рецензия | “Мудрец”: все очень непросто, у нас в квартире другие кассеты

В спектакле Русского театра “Мудрец” главный герой показывает, как надо жить, чтобы не тужить, и как снова всплыть, если попал в неловкую ситуацию.

Я робок, я так робок. К тому же и глуп. Туп и глуп-с, ваше превосходительство! Ума недостаточно. Рецензии писать не обучен. Подскажите, дайте наставления! Тишина. Ну тогда держитесь, скажу всю правду-матку про спектакль. На кассетный диктофон. И никому никогда не покажу.

Костюмы, костюмы, костюмы – это прямо какой-то космос и пятый элемент. В моих рецензиях редко (да что там редко – ни разу до этого) когда упоминался художник по костюмам. А сейчас прямо хочется сказать, что это Хетаг Цаболов. Ну и, конечно, упомянуть четырех членов команды, которая, помимо “Мудреца”, сотворила в этом году в Русском театре еще и чудесную “Алису” – режиссера/сценографа Юлианну Лайкову (в “Мудреце” она художник), композитора Александра Жеделёва, хореографа Ольгу Привис и художника по свету Антона Андреюка. Но если “Алиса” сама по себе абсурдна, и подобная фантазия в танцах, свете, музыке и костюмах такому спектаклю, к тому же детскому, подходит идеально, то насколько сей коктейль будет уместен в классической пьесе Островского с названием “На всякого мудреца довольно простоты”?

Уместен, уверенно говорит режиссер “Мудреца” Георгий (Георгиус) Кутлис – грек, учившийся мастерству в России. И начинает творить такое, что ты, вцепившись в кресло, ни на секунду не можешь отвлечься от происходящего на сцене. Текст Островского от этого не страдает, наоборот, он оживает, начинает играть новыми красками. Благодаря нескончаемому балу-маскараду все больше и больше находишь сходств с современной жизнью. Хотя все-таки пару раз чувство меры отказало Кутлису. Может, и не надо было давать такую сильную эротическую окраску словам из трех букв “кол” и “кий”. Но это мелкие придирки и вкусовщина, в целом же все очень достойно.

Стала жизнь твоя другая, кто же в этом виноват?

Цепляет уже с самого начала. В гости к Глумову (Александр Жиленко) на “холостую” квартиру заходит после кутежа гусар Курчаев (Даниил Зандберг) и укладывает на кровать что-то щебечущую по-французски девицу (Карин Ламсон). Естественно, никакой девицы у Островского не было, зато был Голутвин – “человек, не имеющий занятий”. Ну раз “не имеющий занятий”, то таким человеком можно легко и пожертвовать. Курчаев Кутлиса вобрал в себя и образ Голутвина. Так вот гусар, чья золотая защищающая пах ракушка так и сияет, стал еще и человеком, желающим писать в журналах.

Гусар так взбудоражен будущими прожектами, что забывает про девицу. Но та напоминает о себе глубокомысленной просьбой “хочу пи-пи”, и Курчаев, взвалив тяжкий груз легкого поведения себе на плечи, проходит через весь партер и удаляется. Девицы больше в спектакле не будет, а играющая ее актриса станет Машенькой – той самой, к которой Глумов позднее попытается свататься.

Щебечущая по-французски девица / Машенька (Карин Ламсон)
Егор Васильич Курчаев (Даниил Зандберг) и Егор Дмитрич Глумов (Александр Желенко)

Следующая сцена – встреча Глумова с дядюшкой Нилом Федосеевичем Мамаевым (Дмитрий Косяков). Чуть позднее к разговору присоединяется маменька Глумова (Татьяна Маневская). Тут ничего нового. Глумов обезоруживает Мамаева признанием, что он глуп, при этом подставляя Курчаева – прежнего любимца Нила Федосеевича. Но здесь проявляет во всей красе себя лакей Мамаева (Александр Домовой). Обязательно следите за ним, если пойдете в театр. Даже когда говорят другие, бессловесный лакей не остается без дела. Иногда его даже и не видно, но он есть! Будут и явные хиты – нижний брейк и стойка на голове.

И самое главное – он единственный, кто весь спектакль без маскарадного костюма. Лакей ведь просто человек. Но если бы он вел записи, думаю, что они были бы ядовитее глумовских. Посмотрите только, с каким удовольствием он отправляет Курчаева в нокаут, когда ему приказывают. Такую работу он выполняет с удовольствием.

Егор Дмитрич Глумов, Нил Федосеич Мамаев (Дмитрий Косяков), Клеопатра Львовна Мамаева (Наталья Дымченко) и лакей (Александр Домовой)

Ты больше не любишь Клеопатру!

Мамаев зовет Глумова к себе в дом, там, где собираются сливки общества. Это успех, но есть одно условие – там все, за исключением лакея, должны быть в маскарадных костюмах. И очень сильная сцена, когда под инфернальную музыку Глумов превращается в Пьеро. А в доме Мамаева уже сборище мифических животных и его жена Клеопатра Львовна (Наталья Дымченко) в костюме Клеопатры с золотой грудью.

Идут игры со звуком, со светом (то это дискотечный шар, то роскошная люстра), декорации одна фантазийнее другой. И зритель погружается в атмосферу вечеринки семейки Адамсов. Глумов/Пьеро себя там чувствует как рыба в воде. Он понимает, как говорить и с условными либералами, и с условными консерваторами. Яркая иллюстрация разговора с “либералом” Городулиным (Сергей Фурманюк) – игра на бильярде, в которой у Глумова шары, выписывая невероятные траектории, практически сами закатываются в лузу. А в беседе с противником реформ Крутицким (Александр Окунев) Глумов показывает настоящий мастер-класс лизоблюдства.

Плюс еще главный герой мастерски обстряпывает любовные делишки и ради расположения Клеопатры готов побыть человеком-торшером. Прекрасна и их любовная сцена в ванне. Эти эпизоды больше комичны, никакой пошлостью здесь и не пахнет. Как Глумов окучивает Машеньку, нам не показывают, об этом лишь судачат. Но видно, что Машенька совсем не против, ведь она легко меняет Курчаева на Глумова. И вообще берет пример с тетушки Турусиной (Анна Маркова), которая теперь вся такая набожная и праведная, а в молодости, судя по разговорам и намекам других персонажей, творила всякую дичь и не шибко заботилась о своей репутации.

Клеопатра и Глумов.
Софья Игнатьевна Турусина (Анна Маркова)

У спектакля хороший темп. Главный герой “Мудреца” – безусловно, Глумов, и какие-то малозначимые для его судьбы эпизоды из пьесы пропускаются. То, что осталось по тексту – 99-процентный Островский, какие-то куски переставлены, но практически никакой отсебятины. И вот кульминация – когда у Глумова уже все на мази, то происходит фиаско. Из диктофона пропадает кассета. Но это еще не конец. И это, оказывается, совсем не фиаско.

Я робок, я так робок. К тому же и глуп. Туп и глуп-с, ваше превосходительство! Ума недостаточно. Рецензии вовремя заканчивать не обучен. Подскажите, дайте наставления! Тишина. Аплодисменты. Всем встать! Иду на поклон. А вот теперь действительно конец.

(расшифровано с найденной в копыте одного из персонажей “Мудреца” кассетной пленки)

“Мудрец”
Премьера в Русском театре Эстонии 19 августа 2021 года

Режиссер: Георгий Кутлис
Художник: Юлиана Лайкова
Художник по костюмам: Хетаг Цаболов
Художник по свету: Антон Андреюк
Хореограф: Ольга Привис
Композитор: Александр Жеделёв
Помощник режиссёра: Татьяна Каур

В ролях: Александр Жиленко, Татьяна Маневская, Дмитрий Косяков, Наталья Дымченко, Александр Окунев, Сергей Фурманюк, Анна Маркова, Карин Ламсон, Даниил Зандберг, Александр Домовой.

Автор текста

Виктор Фантанов

Интервью Wonderuum с художником по костюмам Хетагом Цаболовым:

Последние публикации