/

И в этом пустом мире останется только пыль: тур с британским фотографом Ником Брандтом по его выставке в Fotografiska

До 20 февраля в музее Fotografiska можно посетить выставку британского фотографа Ника Брандта. Представленные на экспозиции серии “Этот пустой мир” (This empty world) и “Унаследовать пыль” (Inherit the dust) повествуют о том, с какой быстротой уничтожается природа Восточной Африки. Мы побывали на открытии выставки, где об истории создания фотоснимков нам рассказал сам автор – Ник Брандт.

Изначально работы Брандта должны были экспонироваться в нью-йоркском филиале Fotografiska, но свои коррективы внесла пандемия, и теперь именно в Таллинне можно ознакомиться с самой масштабной персональной выставкой за всю карьеру британского фотохудожника.

Ник Брандт родился и вырос в Лондоне, изучал кинематографию и живопись в Школе искусств Святого Мартина. В начале 90-х он был известен прежде всего как клипмейкер. Среди сотрудничавших с ним музыкантов – Майкл Джексон, Моби и Уитни Хьюстон. Даже если вы никогда не видели фотографии Брандта, то, скорее всего, вы знакомы с другой его работой – музыкальным видео на композицию Джексона “Earth Song” (1995).

Play Video

Именно эту съемку Брандт называет поворотным моментом в его жизни – тогда он впервые побывал в Танзании и увидел своими глазами, какой мучительной смертью умирают от рук браконьеров дикие животные. Несмотря на то, что клип Джексона и сейчас производит на зрителя сильный эффект, Брандт оставил карьеру клипмейкера, разочаровавшись в себе как в режиссере, и обратился к фотографии с целью показать увядающую от рук человека дикую природу Африки.

Самые известные фотосерии Брандта “На этой земле” (On This Earth), “По истерзанной земле” (Across the Ravaged Land) и “Падает тень” (A Shadow Falls) практически полностью посвящены запечатлению животного мира – величественного и исчезающего. В 2014 году фотограф начал работать над проектом “Унаследовать пыль” (Inherit the Dust), который значительно отличается от более ранних работ – Брандт впервые общается к миру людей. Мы видим пространство, в котором нет места не только для диких животных, но, возможно, и для человека.

Inherit the dust / “Унаследовать пыль” (2015)

У многих людей с Африкой имеется две ассоциации – разгуливающие по саванне львы, слоны, жирафы и пыльные города, жизнь людей в которых сложно назвать благополучной. Что если это совместить? Ведь эти два, будто разных мира, никогда не соприкасаются. Будь то новости, работы фотожурналистов или документальные фильмы. Как показывают работы Брандта, результат может оказаться весьма сюрреалистичным. В голове невольно назревает вопрос: “А не фотошоп ли это?” Сразу становится очевидным, что этот вопрос он слышит часто. Фотошоп здесь использован только для того, чтобы соединить два негатива формата 6х9 – с целью получить панорамное изображение. А в остальном – огромной труд большой команды и терпение.

Так как же это сделано? Неизданные ранее портреты животных были напечатаны в натуральную величину на громоздких щитах и помещены в тех местах, где раньше эти животные обитали. Теперь же здесь властвует человек. На выставке также представлен закадровый материал. “Это всё снято на старенький айфон, но я надеюсь, что если люди будут знать, как именно создавалась эта серия, это изменит их восприятие фотографий”, – говорит Брандт.

“Я бы мог это сделать и в фотошопе, но результат не был бы таким органичным. По сути, то что вы видите – это уличная фотография”, – отмечает Брандт. Изначально все происходящее должно было быть постановкой, но эта идея не сработала. “У меня был ассистент режиссера, который командовал “Камера, мотор!”. Но после двух дней работы я подумал: “Всё такое искусственное, такое чопорное”. И мы просто установили панели и начали ждать. Я хотел, чтобы люди не обращали на нас внимание и просто занимались своими делами”, – рассказывает фотограф. В итоге результат превзошел все его ожидания.

Снимки из серии “Унаследовать пыль” были сделаны в Кении. “Концепция проекта могла бы быть применима ко многим местам на нашей планете. Почему именно Кения? У меня уже были фотографии, которые я когда-то сделал в этой местности. Было логичным применить их к тому исчезнувшему миру, который я некогда успел застать”, – объясняет Брандт. Найти подходящие урбанистические пейзажи оказалось непросто – команда потратила несколько месяцев на то, чтобы найти места, которые подойдут к портретам животных и будут идеально вписываться в линию горизонта.

Слон грациозно ступает по саванне (снимок сделан в 2008 году, Маленький самец был убит после того, как забрался на фермерский участок). Теперь на этой территории находится свалка. “Каждый день сюда приходят люди в поисках того, что они могут продать или съесть. Очень важно понимать, что деградация окружающей среды оказывает влияние не только на животных, но и на человека”, – говорит Брандт. Команда провела на месте около недели. “Я не люблю фотографировать при солнечном свете – он сбивает с толку и усложняет изображение. Это звучит безумно, ведь я еду снимать в очень солнечную страну и жду там облачной погоды. Но разница поразительная – атмосфера снимка преображается”, – отмечает фотохудожник.

Оригинальная фотография, возведенная посреди карьера, была сделана в 2004 году. “Я никогда не думал, что этот снимок жирафа достаточно хорош. Но в данном контексте он раскрывается по-новому. Жираф словно смотрит на мир, которого больше не существует. И эти огромные экскаваторы… Я был готов, что на место прибудет один, но не пять”, – вспоминает Брандт.

“Эта фотография также является хорошим примером того, что происходит, если провести несколько дней в ожидании и просто дать сцене раскрыться. Люди на фото – это в основном бездомные дети. В руках у них бутылки – они нюхают клей. Со временем они привыкли к нашей команде и просто стали нас игнорировать. А слониха будто присматривает за этими детьми”, – говорит Брандт и добавляет, что такого эффекта можно было добиться, только снимая вживую. В какой-то момент один бездомный мальчишка осмелился подойти к фотографии слонов.

“Если делать всё это в фотошопе, то до этого даже невозможно додуматься. А ещё этот постер вдалеке, он гласит “Расслабьтесь! Вы на правильном пути”. Это такой мрачный и одновременно ироничный комментарий, дополняющий эту сцену”, – отмечает Брандт. Как слоны, так и люди вокруг кажутся абсолютно брошенными на произвол судьбы. Похожая атмосфера присутствует и в следующей серии Ника Брандта под названием “Этот пустой мир”, для создания которой художник впервые обратился к цветной фотографии и цифровой съемке.

This empty world / “Этот пустой мир” (2019)

Мир стремительно развивается, но можно ли это на самом деле назвать развитием? Не создает ли прогресс другой, пустой мир, лишенный уникальной фауны и эмпатии? Все снимки из данной серии были сделаны в Кении, вблизи национальных парков. Это населенная территория, где до сих пор живут масаи, поэтому животные приходят туда только по ночам и ведут себя крайне осторожно. Как сделаны эти фотографии? Неужели и здесь нет ни капли фотошопа? Опять же здесь он использовался только для того, чтобы соединить два снимка. “Мы установили датчики движения и десяток камер у источников воды и ждали месяцами”, – говорит Брандт и делает многозначительную паузу. “Наконец животные осмелели настолько, чтобы подойти поближе”, – добавляет он.

После того как были получены нужные кадры, начинался следующий этап съемок – на этом же самом месте, не двигая камеры и используя идентичный свет, команда выстраивала декорации. “Операторы, светотехники, художники – все они приезжали из Найроби. По масштабам это было похоже на съемки полноценного художественного фильма. Каждый день на площадку мы привозили людей из местных общин, а иногда и из других мест, ведь это проблема всего континента – мы не хотели, чтобы все участники съемочного процесса были из одного племени”, – рассказывает Брандт и отмечает, что он никогда не объяснял людям, что именно от них требуется. “Я хотел, чтобы всё было очень естественно, чтобы они не задумывались о том, что их фотографируют”, – говорит художник. Весь использованный в создании проекта реквизит был отправлен на переработку или роздан жителям близлежащих деревень.

В этой серии многие животные кажутся будто похороненными заживо. Такой прием художник использовал намеренно. “В ранних работах я фотографировал животных таким образом, чтобы подчеркнуть их величие. Здесь же мы много снимали в траншеях. Было важно обратить внимание на то, насколько подавленными кажутся животные там, где начинает преобладать деятельность человека”, – говорит Брандт.

В проекте немаловажную роль играет цвет. Все мы привыкли видеть фотографии животных, сделанные при естественном освещении. Брандт же решил окружить их теми источниками света, которые повсеместно встречаются в городских и промышленных пространствах – красный свет габаритных огней автомобилей, оранжевый свет уличных фонарей, флуоресцентный свет заправочных станций. “Мне хотелось показать вторжение людей в мир животных как можно выразительнее”, – говорит художник и добавляет, что именно с помощью цвета ему, как он надеется, удалось добиться нужного эффекта.

“Но что мне особенно нравится на этой выставке, так это размер фотографий. Крупные полотна позволяют рассмотреть лица людей и заметить, что они не какие-то злодеи или агрессоры – они просто несутся по течению вместе с так называемым прогрессом”, – отмечает Брандт.

Дым, склонившие головы “солдаты”. Этот снимок – своеобразная аллюзия на фотографии XIX века эпохи Гражданской войны в США. “Съемка проходила ночью, я просто оставил людей сидеть на площадке. Я хотел, чтобы им стало скучно, чтобы они устали и забыли о моем существовании. Таким образом можно было получить наилучший результат, но это означало и то, что за ночь удавалось сделать только один кадр, в лучшем случае – два”, – рассказывает Брандт.

Когда мы наконец-то оторвемся от своих экранов, будет ли мир вокруг нас прежним или в нём не останется ничего живого? Редкие для Брандта постановочные фотографии в этой серии – те, где люди, 500 человек, если быть точными, держат в руках телефоны. “Это была изнуряющая съемка – мы провели на месте два месяца. В какой-то момент, пока мы были на площадке, началась песчаная буря. Я успел сделать всего пару фотографий”, – рассказывает Брандт.

Чтобы превратить этот грандиозный проект в жизнь, потребовалось огромное количество времени и ресурсов – как финансовых, так и человеческих. Доволен ли фотограф результатом? “Я думаю, что всё в итоге получилось так, как я и задумывал. Жаль, что нам не удалось заснять больше видов животных. Что получилось лучше, чем я ожидал? Это, несомненно, случайные взаимодействия между людьми и животными на фотографиях. Здесь мы, например, видим, как мужчина смотрит на слона, а слон на него”, – рассказывает Брандт. И правда, они как будто обмениваются взглядами, хотя в реальности никогда друг друга не видели. “Сама природа творчества заключается в том, каким будет конечный результат по отношению к первоначальной идее. Но для меня самое волнительное – это мечтать”, – говорит художник.

Big Life Foundation

Мы находимся в зале, где представлены ранние работы Брандта. Фотограф указывает на один из снимков со слоном. “Вы больше не встретите слонов с бивнями такого размера. Они все убиты”, – говорит он. Слон по кличке Игорь погиб от рук браконьеров в 2008 году.

Двумя годами позже Брандт стал соучредителем некоммерческой организации Big Life Foundation. Сейчас Big Life успешно защищает около 650 тысяч гектаров уникальной дикой экосистемы в Восточной Африке.

“Вы не можете ожидать от живущих в нищете людей, что они будут стоять на защите животных, которые убивают их скот и портят их урожай. Необходимо что-то предложить взамен – это может быть оплачиваемая работа, стипендии, образовательные программы, медицинская помощь или денежные компенсации за погибший скот”, – отмечает Брандт. На сегодняшний день Big Life Foundation дает работу 500 местным жителям, в том числе более 300 рейнджерам.

Интересно, что Брандт в своей работе не использует телеобъектив. Все портреты животных сняты с ближней точки, чаще всего на расстоянии не больше метра. Художник убежден, что только таким образом можно передать характер и личность фотографируемого. Похожи ли эмоции диких животных на эмоции людей?

“Да, похожи, – отвечает Брандт. – И один из моих главных мотиваторов – это желание донести своими работами важную мысль, что как животные, так и люди имеют равное право на жизнь. Если мы бы с вами остались в лесу раздумывать, что и как делать, то, вероятно, долго бы не протянули. У нас просто нет такого инстинктивного интеллекта, как у животного. Но кто сказал, что интеллектуальный ум имеет большую ценность, чем инстинктивный ум?”

В конце тура мы просим Брандта сделать для этой публикации его портрет. Он вежливо отказывается и добавляет :”Надеюсь, что мои работы могут рассказать обо мне намного больше, чем фотография меня”.

Дополнительная информация

www.fotografiska.com

📷: Ник Брандт, фотографии с выставки – Владислава Снурникова

Сделайте свой вклад в развитие проекта:

Последние публикации